Рудольф Штайнер — О посвящении

Steiner

Рудольф Штайнер — Астральные центры (чакры)
Рудольф Штайнер — Сущность человечества (рекомендую)
Рудольф Штайнер — О посвящении
Рудольф Штайнер — Очерк тайноведения, вступление
Рудольф Штайнер — Как достичь познания высших миров
Й. Хемлебен — «Рудольф Штайнер. Биографический очерк», фрагмент


Посвящение есть высшая из ступеней тайной школы, по поводу которой еще возможно давать указания в печати. Обо всем дальнейшем не существует обнародованных сообщений. Но и к этому дальнейшему каждый может найти путь, кто пройдет низшие ступени Подготовления, Просветления и Посвящения.

Знания и способности, получаемые человеком путем Посвящения, иначе могли бы быть приобретены лишь в очень отдаленном будущем — после многих перевоплощений — совсем другим путем и в совершенно иной форме.

Человек может познавать тайны бытия лишь по степени своей зрелости. Только в недостаточной зрелости кроются препятствия к достижению высших ступеней знания и способностей. Человек не должен употреблять огнестрельного оружия ранее, чем не приобретет достаточной опытности, чтобы пускать его в дело, не причиняя никому вреда. Если бы все желающие допускались без затруднения к посвящению, они тем самым лишались бы необходимого опыта, который им предстояло приобрести в будущих воплощениях, когда тайны бытия раскрывались бы перед ними постепенно, в нормальном течении их эволюции. В силу этого взамен естественного опыта в преддверии Посвящения должно даваться нечто другое. Первые переживания стремящегося к Посвящению и состоят вследствие названной причины из так называемых «испытаний», которые даются ему взамен сокращенных опытов. Об этих испытаниях говорится открыто и в обнародованных книгах. Но естественно, что об истинной сути таких испытаний подобные общедоступные толкования дают совершенно ложное представление, ибо кто не прошел через Подготовление и Просветление, тот не мог участвовать и в этих испытаниях, следовательно, не может верно и описывать их.

Перед посвящаемым проходят известные вещи и факты, которые принадлежат уже к высшим мирам. Но он только тогда может видеть и слышать их, когда уже способен воспринимать образы, краски, звуки и т.д., о которых говорилось в главах о Подготовлении и Просветлении.

Первое «испытание» состоит в том, что ученик получает более истинное представление о телесных свойствах неодушевленных тел, затем растений, животных и человека, чем то, каким обладает человек среднего уровня, но под этим не надо подразумевать то знание, которое называется в наше время естественно-научным знанием. Здесь дело не в знании, а в живом созерцании. Обыкновенно это бывает так, что Посвященный показывает посвящаемому, каким образом обнаруживаются для духовного слуха и зрения явления природы и живые существа. Они являются до известной степени разоблаченными, обнаженными перед взором созерцающего. Для физического глаза и уха остаются скрытыми, как бы облеченными покровом те свойства, которые раскрываются перед посвящаемым. Для того чтобы этот покров спал, необходимо событие, которое обозначается как «духовный процесс сгорания». Поэтому это первое испытание и называется «испытание огнем».

Для некоторых людей сама жизнь является уже до некоторой степени бессознательным процессом посвящения через «испытание огнем». Это те, которые удачно прошли через трудный опыт, вызвавший в них естественным образом и необходимую полноту доверия к себе, и мужество, и настойчивость и научивший их переносить горе, разочарования и жизненные неудачи с душевным величием, внутренним спокойствием и несокрушимой силой. Кто перенес испытания такого рода, тот, сам того не сознавая, уже принадлежит к Посвященным, и тогда недостает лишь немногого, чтобы раскрылись его духовные зрения и слух и он сделался ясновидящим. Ибо твердо нужно помнить, что при истинном «испытании огнем» речь идет вовсе не о том, чтобы удовлетворить любопытство ищущего. Правда, он узнает необыкновенные факты, о которых другие люди не имеют никакого представления, но это познание не цель, а лишь средство, ведущее к цели. Цель же состоит в том, чтобы через познание высших миров ищущий приобрел истинное доверие к себе, высшее мужество и совершенно иное душевное величие и выдержку, чем те, которые достигаются при обыкновенной жизни в физическом мире.

После «испытания огнем» каждый стремящийся может еще возвратиться назад. Он может продолжать свою прежнюю жизнь, в то же время чувствуя себя укрепленным в физическом и в душевном отношении, и в следующем воплощении может продолжать начатое посвящение. А в настоящей своей жизни он станет более полезным членом человеческого общества, чем он был ранее. В каком бы положении он ни находился впредь, его твердость, его осмотрительность, его решительность, его благотворное влияние на своих ближних окажутся более значительными, чем они были до испытания.

Если же ученик захочет продолжать оккультное обучение и после «испытания огнем», он должен прежде всего изучить определенную систему знаков, какая употребляется в оккультных школах. Посредством таких знаков излагаются подлинные оккультные учения, ибо то, что в вещах действительно «скрыто» (оккультно), не может быть непосредственно выражено словами обыкновенного языка или изложено путем обыкновенной письменной системы. Получившие высшее знание от Посвященных переводят его учения на обыкновенный язык насколько это возможно.

Знаки тайного письма выдуманы не произвольно: они соответствуют силам, действующим в мире. При помощи этих знаков узнают язык вещей. Скоро для посвящаемого начинает выясняться, что знаки, которые он узнает, соответствуют фигурам, краскам, звукам и т.д., которые он научился воспринимать во время Подготовления и Просветления. Ему становится ясно, что все, ранее пройденное, было только азбукой, складыванием слогов. Теперь же он начинает читать в высших мирах. В великом, связном единстве является ему все, что прежде было лишь разрозненными образами, звуками и красками. Только теперь приобретает он настоящую уверенность в своих наблюдениях над высшими мирами. Прежде он никогда не мог с уверенностью знать, верно ли он видит наблюдаемые им явления. И лишь теперь может установиться между ищущим и Посвященным правильное понимание в области высшего знания; потому что каковы бы ни были в обыденной жизни отношения между ними. Посвященный может передавать непосредственным образом свои знания только при помощи упомянутых знаков.

При посредстве того же языка ученик знакомится и с определенными оккультными правилами поведения. Он узнает ряд обязанностей, о которых ранее не имел никакого понятия. И когда он научится познавать их, он может совершать такое, что недоступно для непосвященного. Он действует из высших миров. Указания к таким действиям могут быть лишь при помощи вышеуказанной системы знаков.

Но нужно прибавить, что есть люди, способные выполнять такие действия бессознательно, хотя бы они и не находились в оккультной школе. Такие «помощники мира и человечества» шествуют по жизни, действуя благодетельным и благословляющим образом. Они одарены (по причинам, которые объяснять здесь неуместно) дарами, кажущимися сверхъестественными. От ученика оккультной школы они отличаются только тем, что последний действует сознательно, с полным разумением всей связи явлений. Он достигает с помощью оккультной подготовки того же, что те получают как дар свыше для помощи миру. Свыше одаренные достойны искреннего почитания: но из этого не следует, чтобы работа школ была излишней.

Когда ученик овладеет упомянутыми письменными знаками, для него наступает дальнейшее «испытание». Испытание это должно определить, способен ли он чувствовать себя свободно и уверенно в высшем мире. В обыкновенной жизни человек побуждается к деятельности извне. Он работает так или иначе, потому что внешние условия возлагают на него те или другие обязанности. Излишне даже упоминать, что ученик ни в каком случае не должен пренебрегать ни одной из своих обыденных обязанностей вследствие того, что он живет в высших мирах. Ни одна из обязанностей, касающихся высшего мира, не заставит человека отнестись невнимательно к малейшей задаче этого мира. Отец семейства останется таким же хорошим отцом, мать — такой же доброй матерью, служащий, солдат и т.д.— никто не станет пренебрегать исполнением своих обязанностей, став учеником оккультной школы. Напротив, все свойства, делающие человека жизнеспособным, возрастают у ученика в такой мере, о какой непосвященный не имеет никакого понятия. И если это не всегда так кажется непосвященному, это зависит от его неумения правильно оценивать действия Посвященного. Поступки последнего не всегда ясны для других.

Для того, кто достиг упомянутой ступени Посвящения, есть обязанности, для которых не существует внешних мотивов. К их выполнению его побуждают не внешние обстоятельства, а те правила поведения, которые ему сообщают на «сокровенном» языке. Второе «испытание» должно доказать, что, руководствуясь одними этими правилами, он способен действовать так же уверенно и отчетливо, как действует, например, служащий при исполнении своих служебных обязанностей. Для этой цели учитель дает ученику определенную задачу. Последний должен выполнить определенное действие на основании приобретенных на ступенях Подготовления и Просветления знаний. И то, что ему надлежит выполнить, он должен узнать посредством усвоенных им письменных знаков. Если он поймет свою задачу и поступит правильно, тогда он выдержал испытание. Последствия выдержанного испытания узнаются по перемене, которая произойдет в образах, красках и звуках, воспринимаемых духовным слухом и зрением. Учитель объясняет совершенно определенно, какова должна быть эта перемена, а ученик должен знать, каким образом он может вызвать ее. Это испытание называется «испытание водой», потому что, когда человек начинает действовать в этих высших областях, ему не хватает опоры, так же как пловцу в глубокой реке. Это переживание должно быть повторяемо до тех пор, пока ученик не приобретет полной уверенности.

И это второе испытание ведет к тому, чтобы Посвящаемый приобрел определенное качество. Благодаря определенному опыту в высшем мире человек приобретает это качество в короткое время и такого уровня, что при нормальном течении эволюции он достиг бы его лишь после многих и многих воплощений. Качество это состоит в том, чтобы при выполнении заданной ему учителем задачи посвящаемый действовал лишь на основании приобретенных высших восприятий, не примешивая к своему действию решительно ничего из личных своих мнений, желаний и т.д. И если бы при этом он хотя на единый миг последовал не тем высшим законам, которые он признал за верные, а своему личному произволу, то случилось бы нечто совершенно нежелательное. В этом случае ученик немедленно потерял бы верное направление и неизбежно пришел бы в замешательство. Следовательно, суть этого испытания сводится к тому, чтобы ученик выработал в себе высокую степень самообладания. Кто уже приобрел способность следовать высшим правилам и идеалам, преодолевая личные прихоти и произвол, кто умеет исполнять свою обязанность и там, где склонности и симпатии отвлекают от ее исполнения, тот уже принял — оставаясь в обыденной жизни — бессознательное Посвящение. И тогда небольшого усилия достаточно, чтобы он выдержал упомянутое испытание. И даже следует прибавить, что известная степень такого бессознательного Посвящения совершенно необходима, чтобы выдержать второе испытание, ибо как людям, не научившимся в молодости писать правильно, очень трудно восполнить этот недостаток в зрелом возрасте, так же трудно развить необходимое самообладание перед раскрывающимися мирами, если ранее этого свойства не было в переживаниях повседневной жизни. Вещи физического мира не меняются от наших желаний, потребностей и наклонностей, но в высших мирах наши желания и влечения действуют на вещи. Поэтому, если мы хотим действовать на них в определенном направлении, мы должны в совершенстве владеть собой, должны в точности следовать принятым правилам, ни в каком случае не подчиняясь произволу.

Свойство человека, которое на этой ступени Посвящения имеет особенно важное значение, это — безусловно здравая и верная способность суждения. На развитие такого суждения необходимо обращать внимание на всех предшествующих ступенях; на этой же ступени уже ясно обнаруживается, владеет ли ею посвящаемый настолько, чтобы быть пригодным для высшего пути познания. Он тогда лишь может идти далее, когда будет в состоянии отличать иллюзии и призрачные фантазии, суеверия и всякого рода заблуждения от истинной действительности. Тем более что на высших ступенях бытия это несравненно труднее, чем на низших. Там никакой предрассудок, никакое излюбленное мнение не должны применяться к тому, что подлежит обсуждению, и одна только истина должна быть руководящим началом. Посвящаемый должен быть всегда готов немедленно отказаться от своего мнения, взгляда, склонности, если логическое мышление того потребует.

Достоверное наблюдение в высших мирах достигается только тогда, когда человек не щадит своего собственного мнения.

Люди, склонные к фантазии и суеверию, не могут делать успехов на оккультном пути. Ученик должен добиться драгоценного блага: чтобы все сомнения в существовании высших миров отошли от него навсегда и чтобы они в своих законах предстали перед его внутренним взором. Но он не достигнет этого блага, пока будет обманываться призраками и иллюзиями. Мечтатели и фантазеры так же непригодны для оккультного пути, как и суеверные люди. Нужно обратить на это обстоятельство самое серьезное внимание, ибо в мечтательности, фантазировании и суеверии кроются самые опасные враги на пути к высшим познаниям. Но не следует думать, что ученик может потерять поэзию жизни и способность к вдохновению потому, что над вратами, ведущими к второй ступени Посвящения, начертано: «Все предрассудки должны отпасть от тебя», а над входной дверью к первой ступени он прочтет: «Без обладания здравым человеческим рассудком все шаги твои напрасны».

Если посвящаемый достаточно готов в этом смысле, тогда его ожидает третье «испытание». Но здесь перед ним не ставят никакой определенной цели. Все в его собственных руках. Ничем не побуждаемый к действию, он должен совершенно самостоятельно найти свой путь из себя самого. Ничто и никто не толкает его к деятельности, никто не может дать ему силы, в которой он нуждается, кроме него самого. Но следует прибавить, что лишь немногие из выдержавших первые два испытания не находят этой силы в себе. Или уже ранние отстают, или выдерживают и здесь. Все, что здесь необходимо, это — быстро справляться с собой; нужно быстро решаться и следовать указаниям духа во всех вещах. Здесь нет уже времени для размышлений, сомнений и пр. Каждая секунда колебания доказала бы лишь то, что человек еще не созрел. Все, что мешает следовать внушениям духа, необходимо смело преодолеть, необходимо проявить полное присутствие духа. Это — то душевное свойство, которое наиболее необходимо на этой ступени. Все побуждения к действию и даже к мышлению, привычные для человека, здесь умолкают; чтобы не стать бездеятельным, человек должен не терять самого себя, ибо только в самом себе может он найти ту единственную твердую точку опоры, за которую он может держаться. И если он выдержит это испытание, чудным блаженством отзовется эта победа в нем.

И здесь точно так же обыденная человеческая жизнь для многих является подготовительной оккультней школой. Кто, находясь лицом к лицу с внезапно выступающими перед ним жизненными задачами, способен на быстрое решение, для того сама жизнь уже послужила такой школой. Кто быстро решается действовать ввиду грозящего несчастья, между тем как несколько мгновений колебания — и несчастье было бы уже неотвратимо, и у кого такая способность на быстрые решения сделалась постоянным качеством, тот бессознательно уже созрел для третьего «испытания», потому что для этого испытания важнее всего безусловное присутствие духа.

В оккультных школах это называется «испытание воздухом», ибо при этом посвящаемый не может опереться ни на твердую почву внешних побуждений, ни на знание форм, звуков и красок, приобретенное им во время Подготовления и Просветления, а исключительно только на самого себя.

Если ученик выдержал и это испытание, тогда он может вступить в «Храм Высших Познаний». О том, что следует далее, можно дать только самые общие указания. Ученик должен дать «клятву» ничего не «предавать»из преподаваемых ему учений. Но выражение «клятва» и не «предавать» не отвечает существу дела и может ввести в заблуждение. Речь не идет о «клятве» в обычном смысле слова. Скорее, на этой новой ступени приобретается опыт. Узнают, каким образом можно применять тайное учение, каким образом можно употреблять его для служения человечеству. Здесь впервые начинается правильное понимание мира. Не об «умалчивании» высших истин идет здесь речь, а скорее о правильном их применении, о соблюдении нужного такта. Необходимо овладеть этим превосходным качеством в отношении многого, о чем ранее говорилось свободно, и в особенности в отношении самого способа передачи тайного знания. То же, что подлежит «молчанию», являет собой нечто совершенно иное.

Плох был бы Посвященный, который не представлял бы к услугам мира все узнанные им тайны на сколько это возможно. Не существует других препятствий к сообщению оккультных знаний, кроме непонимания со стороны того, кому они сообщаются; и в то же время естественно, что высшие тайны бытия не могут служить темой для обыденных разговоров. Но никому, достигшему описанной ступени развития, не «запрещается» говорите, то, что он считает нужным сказать. Никто не может возложить на него обета молчания. Все предоставляется на его собственную ответственность. Он должен самостоятельно определять меру своих поступков в каждом новом положении. И «обет» обозначает не что иное, как признание за ним способности нести на себе такую ответственность.

Если за посвящаемым признается такая способность, он получает то, что символически называется «напитком забвения». Он посвящается в тайну, как возможно действовать, не дозволяя низшей памяти служить постоянной помехой. Это для него необходимо, ибо он должен сохранять полное доверие к совершающемуся непосредственно. Он должен уметь разрывать покрывало воспоминаний, расстилающееся вокруг человека в каждое мгновение его жизни. Если я сужу о том, что мне встретилось сегодня, на основании того, что я испытал вчера, я подвергаюсь, неизбежным ошибкам.

Из этого, конечно, не следует, что нужно отрицать приобретенный в личной жизни опыт, наоборот, его всегда нужно иметь в виду. Но Посвященный должен обладать способностью обо всяком новом переживании сулить исключительно отрешенно, не давая прошлому влиять на свое суждение. Он должен всегда быть готовым к тому, что каждая вещь, каждое существо может принести ему cовершенно новое откровение. Если же сулить о новом по старому опыту, всегда можно впасть в заблуждение. Но воспоминание о старых опытах полезно именно потому, что оно помогает видеть новое. Если бы у людей не имелось, определенного опыта в прошлом, в таком случае свойства вещей или существ, которые встречаются им в настоящем, не достигли бы совсем их сознания. Опыт должен служить, для восприятия нового, а не для суждения о новом по старому. В этом отношении Посвященный достигает совершенно определенных способностей, благодаря которым для него разоблачается многое, что для непосвященного остается скрытым.

Второй «напиток», который дается Посвященному, носит название «напитка памяти». Благодаря ему достигается способность всегда сохранять в душе высшие истины; обыкновенной памяти недостаточно для этого. Нужно слиться с этими истинами воедино. Их нужно не только знать, но они должны быть настолько же естественны и неизбежны, как для обыкновенного человека еда и питье. Они должны сделаться упражнением, привычкой, наклонностью. Над ними совсем не нужно размышлять в обыкновенном смысле; они должны проявляться через человека, протекать через него, как жизненные силы протекают через его организм. Таким образом сам Посвященный творит свой духовный мир, так же природа творила его физический организм.

FacebookTwitterGoogle+VKMail.RuOdnoklassnikiLiveJournalОтправить
Источник: ссылка